Русский
драматический театр Литвы

75 сезон

Драматург М. Ивашкявичюс: «Мы на боль белорусов смотрим со своей позиции сытой жизни»

Русский драматический театр Литвы раскрыл свои двери для белорусских творцов – здесь уже снят на камеру основанный на их опыте и свидетельствах спектакль «Kvėpuojame drauge/ Дыхаем разам / Дышим вместе». Драматургию к спектаклю создавал писатель Марюс Ивашкявичюс. «Хотим напомнить, что добиться свободы непросто, что в Беларуси каждый день царит смерть и насилие, и что все это происходит у нас под боком», – говорит Марюс Ивашкявичюс.

Художественный руководитель международного проекта – Владимир Гурфинкель. Вместе с актерами РДТЛ, приглашенными актерами и актерами из Беларуси репетируют белорусские режиссеры Александр Марченко и Александр Янушкевич. Меценат проекта – «SBA grupė». Премьера спектакля, в котором прозвучат свидетельские показания актеров, планируется 21 декабря, в понедельник, в 21.30, на телеканале LRT Plius и интернет портале LRT. 

Перед премьерой спектакля с драматургом Марюсом Ивашкявичюсом беседовала журналист Лайсве Радзявичене.

Можем ли мы сказать, что на театральной сцене рождается новый жанр? Актеры становятся свидетелями, чувства переносятся в образы, реальность будто смешивается с иллюзией. Где во всем этом, Марюс, Ваше место?

Думаю, что можно говорить и о новом жанре. Когда белорусские актеры приехали в Вильнюс, я думал, что мы сядем, поговорим, познакомимся. Наше знакомство растянулось на три дня, а на диктофоне появилось множество записанных рассказов и вызванных ими дискуссий. Потом еще пять дней я ходил в гостиницу, в которой жили актеры, и разговаривал с каждым отдельно. Появилась гора материала, нужно было как-то придумать, что из этой горы выбрать и в какую форму преобразовать. Получилось необычайно интересное столкновение: приехавшие из зоны насилия белорусы и живущие безопасной, спокойной жизнью наши актеры. В этой драматургической паутине нашлось немало манипуляций – как из своей сегодняшней позиции мы смотрим на боль других людей. Хотя когда-то мы сами были в похожей ситуации. Запад смотрел на нас, на то, как мы за свою свободу бросались под танки.

2020 12 12 53 foto D2.Matvejev web

В последнее время события в Беларуси как бы отошли на второй план, у нас много своих проблем, вызванных эпидемией, но ведь это совсем не значит, что ситуация там изменилась?

Кажется, мы превратились в европейцев, живущих идеальной жизнью, которые как бы и поддерживают стремление своих соседей к свободе, но старая новость быстро надоедает. То, что происходит в Беларуси, уже не новость, поднявшееся там движение не дает быстрых результатов, по сути, ничего не меняется, поэтому мы начинаем об этом забывать. Там происходит революция, погибают люди, но Западу это уже неинтересно. Разве не то же самое было с Украиной? Все привыкли и больше не обращали внимания. Не думаю, что это только мы, литовцы, это всегда проблема свободного мира.

Этим спектаклем мы хотим напомнить, что добиться свободы нелегко, что в Беларуси каждый день царит смерть и насилие, и что все это происходит у нас под боком.

Видимо, такова миссия художника – говорить о том, что неудобно?

Мне хотелось бы, чтобы спектакль был неудобным, чтобы люди поняли, задумались. Хотелось бы, чтобы нам было неудобно смотреть, и чтобы мы не думали, что приехал цирк с несколькими обезьянками. Это чувство дискомфорта должно привести к пониманию, что мы обязаны что-то сделать. Белорусские люди не должны терпеть насилие, там не может проливаться кровь. Думаю, что такая миссия возможна. Главное – не сомневаться.

Какая Ваша личная связь с Беларусью?  

В Беларуси мои корни. Мои дедушка и бабушка были высланы из этой страны, вернуться туда не смогли, поэтому вернулись в Литву. Та кровная связь существует, но мой менталитет – литовский. Когда-то я пытался почувствовать свои корни очень странным способом: показывали чемпионат по хоккею, в котором участвовали Латвия и Беларусь. Я старался убедить себя, что должен болеть за Беларусь, но, ни черта, – болел за Латвию.

Я на дружбу Литвы и Беларуси смотрю больше с исторической перспективы, как на корни всех нас. Осмелюсь предположить, что мы с Беларусью являемся одним, разделенным пополам политическим народом. Что еще хуже, и им, и нам, прооперирована часть мозга, в котором было осознание этого факта. Единый народ Великого княжества Литовского.

Вы посещали Беларусь после того, как там началась революция?

Мы вместе с лауреатом Нобелевской премии, писательницей Светланой Алексиевич, согласовывали ее приезд в Вильнюс этой осенью. В конце осени уже было понятно, что она не приедет. Я сам планировал ехать к ней, но выяснилось, что меня просто не впустят в страну. Может, и хорошо, что так произошло, потому что в итоге в Вильнюс приехали актеры и режиссеры, желающие рассказать, что происходит в Беларуси. Какие смелые люди! Ведь они приехали, не зная, смогут ли вернуться к себе домой, а вернувшись, не потеряют ли работу, приехали на территорию врага, в понимании режима. Такой смелости мы можем только позавидовать.

2020 12 12 49 foto D2.Matvejev web

Скорее всего, сложно выбрать, но может быть есть история, которая Вас особенно тронула?

В спектакле мы говорим о том, что сейчас происходит в Беларуси, но в разговоре четко назревал вопрос: а какие мы сами? Какими вырастили нас? Какие наши родители? Все это шло все глубже и глубже. Беларусь – часть того процесса, который начался тридцать лет назад: Литва, Балтийские страны, Украина, теперь Беларусь… Политика, как оказалось, разделяет семьи, вбивает топор войны, близкие вдруг становятся чужими, меняются ценности. Прозвучала сильная фраза о том, что пережитое в детстве насилие не заканчивается и определенным способом формирует нас, определяет наше будущее: нас били в детстве, теперь мы выросли, но нас и дальше бьют. И на самом деле – нас били прикладом в 1991-ом силовые структуры, одетые все в разную униформу, били людей в Вильнюсе, в Москве, били в Киеве, бьют в Беларуси. Тридцать лет насилия перед взрослыми, умными людьми. Это когда-нибудь закончится?

Один из белорусских актеров, сравнивший жизнь в своей стране с театром абсурда, все-таки не осмелился открыто назвать свое имя. Можно ли представить себе масштаб ужаса?

Актеры из Беларуси осмелились делиться своим опытом на сцене, но, мне кажется, что до конца они так и не осознали, на что решились. Однозначно, во время репетиций появилось много сомнений и страхов. Я с самого начала говорил им, что буду выжимать максимум, но каждый имеет право отказаться от своих слов и забрать их назад. Вы здесь не для того, чтобы сломать свои жизни, не для того, чтобы вас посадили в тюрьму. Они отлично знали, что может произойти, один из них даже потерял работу, но ни один не отказался от своих слов.

2020 12 12 69 foto D2.Matvejev web

В Беларусь вернулись все? Может кто-то из создателей спектакля остался в Литве?

Все вернулись, кроме одной актрисы, которая уже какое-то время живет в Литве. Не думаю, что они могу быть спокойны из-за того, что они сделали. Они не политики, а люди искусства. Смелость политиков может удивлять, но эта их смелость ими же и выбрана: ты знаешь, куда идешь, если ты воин. В театре люди создают искусство, они, скорее всего, даже подумать не могли, что искусство поможет им сражаться за свободу.

Когда свобода становится само собой разумеющейся реалией, мы начинаем ее не ценить. Какой парадокс!

Так и есть: когда получаешь то, к чему стремился, то это становится нормой. К сожалению. Со свободой все не так просто. Даже будучи свободным, ты обязан быть начеку. Разве мы полностью свободны? Не сказал бы. Наши советские травмы еще не зажили настолько, чтобы мы могли назвать себя свободными людьми.

Можно ли предположить, что основная мысль, которую Вы передаете – это свобода. Что еще Вы хотели бы сказать между строк?

В Беларуси идет революция для того, чтобы люди стали свободными. Но не менее важное сообщение – это насилие. Насилие над гражданскими. Насилие над взрослыми людьми. Но и это насилие вызвано борьбой за свободу. Кстати, я не сомневаюсь, что и COVID-19 к этой войне очень причастен. Беларусь, видимо, будет единственной страной, в которой COVID-19 сразился с тираном.

В Вашем спектакле остро затрагивается политическая тема. Как Вам удалось избежать плакатности и пафоса?

Я старался, чтобы этого не было. Вся творческая группа договорилась: пусть это будет грубый, не слюнявый спектакль. Надеюсь, он не позволит нам быть безразличными к тому, что происходит в ста пятидесяти километрах от нас.