Русский
драматический театр Литвы

72 сезон

Александр Грибоедов

Горе от ума

реж. Йонас Вайткус
  • alt2 ч. 40 мин.
  • altна русском языке, с литовскими титрами
  • altкомедия в двух частях
  • altпремьера - 2009 04 24
  • alt Большой зал

Ближайшие спектакли

alt

Спектакль был награжден двумя премиями «Золотой сценический крест»: за костюмы и сценографию (Медиле Шяулитите) и хореографию (Инна Петракова).

Творческая группа

Режиссер – Йонас Вайткус
Сценограф и художник по костюмам – Медиле Шяулитите
Композитор – Арвидас Мальцис
Хореограф – Инна Петракова
Ассистент режиссера – Любовь Тимохова

О спектакле

Когда-то ходила театральная байка о том, как В. И. Немирович-Данченко на вопрос молодых драматургов: «Хотим написать пьесу, но где найти хороший сюжет?», ответил: «Вот вам сюжет: Он, она любят друг друга. Он уезжает за границу, через несколько лет приезжает, а она влюблена в другого... Он уезжает...». «Так это ж слишком банально, Владимир Иванович». «Может быть, но это «Горе от ума».

***

«По сей день в любом русском театре действует золотое правило: если на количество и качество актёров в труппе точно раскладываются все персонажи «Горя от ума», значит, с ними можно браться за любую драматургию - от классики до авангарда» – театральный критик Татьяна Ясинская.

«Ничто не изменилось со времён написания пьесы – люди всё такие же, какие были когда-то. Вайткус не верит в искупление мировых грехов. Он лишь ставит диагноз, что попытки вытравить паразитов общества остаются столь же тщетными, как уничтожение племени тараканов. Главная цель режиссёра – показать зрителям, что происходит на самом деле. […] Хотя «Горе от ума» традиционно определяется как соцальная драма, но, с точки зрения современности, он ныне выглядит более психологической комедией, направленной против засилия бюрократизма. Поэтому идейный пафос спектакля – не только в его яркости и колкости, но и в очевидной актуальности» – театральный критик Дайва Шабасявичене.

«Режиссёр своей мастерской рукой заставляет социальных пресмыкающихся в спектакле переображаться в по-вайткусовски резкие формы; актёры это исполняют не только вдохновенно, мастерски изобретательно, но и с долей отчуждения, передавая свой взгляд на персонажи со стороны» – театральный критик Ингрида Рагяльскене.

«Марионеточные персонажи московского бомонда начала XIX в., мимо чьих ушей и глаз не проскальзывает ни одно слово из речей главных персонажей, – это ещё более подчёркивает основную коллизию комедии, превратившейся в «драму ума». Здесь не суждено уцелеть ни одному герою, ни одному уму, который бы устоял перед натиском тупости и слепых нравов» – театральный критик Раса Васинаускайте.

«Психологическая, историческая и даже литературная канва для постановщика Вайткусе в «Горе от ума» явно не была главенствующей задачей. Опасный эксперимент удался: режиссёр доказал и себе, и актерам, и публике, что они все вместе сообща прекрасно владеют тайнами мастерства на ниве гипертеатрального сценического сюрреализма, которым был славен литовский театр, и который, оказывается, жизнеспособен до сих пор» – театральный обозреватель Константин Борковский.

В спектакле заняты