Русский
драматический театр Литвы

72 сезон

Спектакль «Семь пятниц фарисея Савла» (реж.Й. Вайткус)

Богоискательство Йонаса Вайткуса
Дайва Шабасявичене


Режиссёр Йонас Вайткус, вероятно, понимал, что осуществив постановку религиозно-философского произведения современного российского автора Александра Андреева «Семь пятниц фарисея Савла», ему вряд ли удастся осчастливить нас Божьей благодатью. Но, будучи поднаторевшим моралистом, он сумел заставить каждого из нас замедлить свой суетный бег у ворот, прикрывающих наши душевные тупики.


Хотя произведение обозначено как «мистическая драма», на поверку оно оказывается отнюдь не столь мистическим, как обещалось. Каждый, кто свой путь направляет в сторону Бога, осознанно или нет, лепит своего Бога из тех элементов, кои ему дано уразуметь. Обращаться помыслами в сторону Бога, таковая особая сценическая дань в виде некоего творческого поста – это бывает характерно для великих театральных творений. Каждый творец, поднаторевший в реализации трудно осуществимых результатов, даёт себе отчёт в том, что для этого ему потребуется полная воля, не избегая ни парадоксов, ни даже абсурда.


Театральное искусство – оно жестоко, но обязано быть миссионерским. Сны Йонаса Вайткуса по Евангелию от Иоанна здесь изложены без насмешек, без иронии, и без навязчивых шоков. Русский драмтеатр, провозглашающий семь пятниц фарисея Савла, осуществляет некий обряд театрального поста и очищения, во время которого «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих.» (Мф, 4-4)


Вайткус не был бы Вайткусом, если бы избегнул соблазна помучить публику. Он не стал просить драматурга урезать свой текст, наоборот, устами актёров озвучивая все сто двадцать страниц текста, заставляет всех прочувствовать неизбежность покаяния. Только досконально осознав всю суть своего несовершенства, возможно обратиться к Богу. Сначала создаётся впечатление, что постановщика мало заботит широта спектра избранных им выразительных средств, в то же время поток звучащих моральных кодексов не действует удушающе: спектакль ширится, разрастается, и путешествие продолжительностью в четыре часа к финалу складывается в мощную мозаику, изобилующую христианскими символами и смыслами.


Чуть меньше чем год до того осуществив постановку поэмы классика средневековой восточной литературы Низами Гянджеви «Семь красавиц», Вайткус также привнёс в театр философские аллегории и знаки на тему мироздания. А нынче он обращает свой взор на ещё более древние времена. «Семь пятниц фарисея Савла» – это история об апостоле Павле, как он, будучи ещё Савлом, был ярым преследователем первых христиан. Драматург повествует нам его семейную историю, о годах его учёбы в Иерусалиме у знаменитого толкователя Талмуда по имени Гамлиэль, и о его легендарном путешествии в Дамаск, во время которого на него снизошло Божье просветление, в следствии которого произошло его чудесное обращение в веру во Христа. (Савл: «Я должен идти в Дамаск. Там я прозрею – так сказал Иисус. Он нарек меня Павлом и помазал своим огнем. Любовь сжигает мне грудь, Лука! Иисус – во мне, и я хочу дать его всем! Всем!»
Св. Павел (5 64 в Риме) – один из христианских апостолов. Хотя он был объявлен апостолом уже после восстания Христа из мёртвых, он стал одним из самых значительных деятелей раннего христианства, а благодаря своей обширной миссионерской деятельности он был объявлен «апостолом язычников».


Словно религиозный обряд, этот спектакль в состоянии изменить образ театра, но в состоянии ли он изменить его душу? Эта миссия возложена на артистов. Театр, отметивший своё семидесятилетие (21 сентября 1946 г. был сыгран первый спектакль Русского драматического театра Литвы «Без вины виноватые» А.Островского), ныне в праве гордится своей весьма сильной труппой и исключительным методом актёрской игры. Уже не в первый раз в своих спектаклях Й. Вайткус фокусирует внимание на всё новых исполнителях, подталкивает их к лидерству, и в то же время ни на мгновение не даёт передышки тем, кто на сцене рядом. Здесь, бок о бок с изобразившим новый скачок мастерства Владимиром Дорондовым, достойны восхищения и исполнители других ролей. Это и излучающий мастерство и острословие Иоанн (Хакер) в исполнении Валентина Круликовского, и преисполненный профессиональной поднаторелости Витаутас Анужис (Лазарь), и в абсолютно новом свете проявивший себя Видмантас Фиялкаускас (Никодим), и обретший новые обертоны Александр Агарков (Лука), и ярчайшим образом мысли блистающий Дмитрий Денисюк (Гамлиэль). В метафизическом смысле сложнейшую роль Юнии безупречно сыграла и пропела Александра Метальникова, её вклад в во многом предопределяет суть всего спектакля.


Хотя актёры Валентин Киреев (Плацид), Александр Канаев (Димон), Тельман Рагимов (Андроник), Максим Тухватуллин (Пётр), Вячеслав Лукъянов (Луций), Николай Антонов (Барбула), также Валентин Новопольский и Александр Шпилевой, дублирующие роль Иуды, – все они исполняют как бы более скромные в смысле объёма текста роли, но все они интересны и оставляют яркое впечатление. В то же время они предоставляют и возможность взаимозаменяемости ролей.


Истинной примадонной театра выглядит Анжела Бизунович в роли Плакальщицы, она ярко и темпераментно владеет пространством сцены. Евгения Карпикова и Юлиана Володько являются очень различными исполнительницами, но каждая по-своему нюансами наполняют столь своеобразно созданный автором персонаж Марии. Роли Марфы уделена скромная доля сценического времени, но Инга Машкарина исполняет здесь свою партию с впечатляющей долей чувствительности.
В этом представлении все актёры настолько плотно схвачены между собой, что их темпераментные диалоги выливаются в мощное полифоническое звучание, что само по себя является редкость в нынешних масштабных произведениях. Уникальное партнёрство, монолитность интонаций, способность тут же подхватывать и дальше развивать мысль, рождённую по соседству – всё это есть воплощения ансамблевого театра.


Вайткус, являясь непревзойдённым мастером сценических инспираций, борец со сценическими штампами, здесь сумел возродить и актёров старшего поколения. В новом свете показался Сергей Зиновьев (Иосиф), в отличной сценической форме были и Юрий Щуцкий, и Владимир Серов (Стражник), и ничуть не уступают молодёжи.


Лавина текста, обрушившаяся на зрителя, является не столько испытанием для зрителя, сколько создаёт предпосылки для радостного созерцания людей уникальнейшей профессии на свете, т.е. актёров. Во время антракта зрители не перестают вслух удивляться, неужели актёры в действительности наизусть осилили такие глыбы текста, а может быть они это каким-то образом прочли, раз бОльшую часть времени они говорят, закрыв глаза?


Создатели спектакля это своё произведение адресуют зрителю, как речь об фундаментальных основах христианства. Апостол Павел является особо значительной фигурой, предопределившей развитие христианства из маленькой еврейской общины во всеобъемлющую мировую религию. Семь пятниц – это воспоминание о восшествии Христа на Голгофу и его смерти на кресте.  Персонаж апостола, созданный Дорондовым, даёт возможность нам прочувствовать, чего нам ещё недостаёт для полного осознания и душевной зрелости на пути к новому прозрению, дабы обрести возможность перерождения и новой жизни во Христе.


В финальных сценах действия возникает персонаж по имени Хакер – такова смысловая и текстовая манипуляция, родившаяся по воле автора. Очень возможна и имеет право на существование мысль, что нынешний Бог – это компьютер, а во «взломаные» программы наших душ заселился вирус. Но это в некотором смысле выглядит как натянутая ассоциация с современностью, которая работает несколько в ущерб смыслу Нового Завета.
Это уже далеко не первый спектакль, который Й. Вайткус создаёт вместе с композитором Ритой Мачилюнайте, а также и с художницей Дайвой Самаяускайте. И в этой философской постановке они не растерялись, и оказали содействие режиссёру в создании уникальной сценической поэтичности. Особенно это стало ощутимо во второй части спектакля, где эмоциональный накал действия воплощён в зримых и озвученных образах жертвенного агнца и воспаряющей в образе белой голубки души, обретшей бессмертие.


Музыкальное звучание спектакля почти беспрерывно, но оно тщательно настроено на нужный лад. Все актёры уже не впервые здесь демонстрируют свои недюжинные «коренные» вокальные возможности. Таковые эмоциональные откровения иногда действую на публику мощнее, чем те, что высказаны словами.


Создатель видео-проекций спектакля Римас Сакалаускас впервые в истории Литовского театра создал столь мощный видеоряд, который вполне замещает и возмещает реальные декорации, которые последовательно и точно следуют всем смысловым перипетиям пьесы и спектакля. Для зрителей тут создана возможность бродить по Иерусалиму в формате “3D”,  и хоть здесь нет самого города, но достаточно ощутимой Стены Плача. Здесь словно облака плавают в пространстве расплывчатые силуэты человеческих лиц, превращающиеся в шершавые валуны. Гулкие своды становятся столбами, а те в свою очередь – грубыми крестами с распятыми телами, словно сошедшие с картин кисти старых мастеров. Вся мощь Божьей Воли, обрушившаяся на стойкого Савла, вполне воплощена в этих метафизических образах, органично совмещённых с самой фигурой Владимира Дорондова. Монолитные, масштабные образы прекрасно сочетаются с рассказчиками, выстроенными в ряд. Каждый из них, как творец, являются неотделимыми частями единого творческого.


Св. Павел – это центральная фигура Нового Завета. Спектaклю «Семь пятниц фарисея Савла» суждено быть одним из самых значительных спектаклей этого театра. Этот синтез смыслов и образов создал предпосылки для ещё большей зрелости этого театра. Способность полифонически мыслить и излагать своё художественное мироощущение – и через качество труппы, и через особенности драматургического материала – всё это делает театр важным, необходимым для публики. И хотя режиссёр здесь создал столь «некомфортные» условия для зрителей, это театральное «путешествие в Дамаск» является отменно захватывающим и интересным.