Русский
драматический театр Литвы

72 сезон

Интервью c Ингой Машкариной

Около двадцати лет назад она переехала в Литву из Грузии и, как сама говорит, была послушной женой. Но однажды бурлящая в ней кавказская энергия прорвалась: она решила во что бы то ни стало осуществить свою мечту - стать актрисой. И стала ею. И счастлива этим.

«Не удивляйтесь - я женщина эмоциональня. Уж сколько лет живу в Литве, а все еще меня удиволяет эта литовская сдержанность, даже холодность. Но она мне нравится, и я стараюсь этому научиться», - говорит актриса Русского драматического театра Литвы Инга Машкарина.
«Я необычный человек. Необычный тем, что - очень открытый. Не всегда люди верят в мою открытость, но так уж я воспитана», - накладывая перед зеркалом грим на лицо и подводя свои карие глаза, говорит актриса.
Не стану сдерживать в беседе энергию этой женщины. Хотя мне и удавалось вставить один-другой вопрос, но пусть все-таки это будет не беседа, а сплошной монолог актрисы...

Трудно справляется с эмоциями
Я и в жизни, и на сцене стараюсь именно жить, а не играть. Честно и естественно - как перед самой собой, так и перед зрителями. Поэтому меня удивляет литовская сдержанность. Кажется, что ни случилось - хоть война или атомная бомба, литовцы не утратят самообладания. Но сами литовцы считают, что они эмоциональные люди. Так почему не показывают этого?
В Литве никто никуда не спешит, даже в троллейбус входят степенно. Наверное, это у меня жизнь такая - все бегом да бегом. Когда наступает тишина, начинаю умирать, а я хочу жить.
Мне трудно управлять своими эмоциями. Хотя между мной той, какой я приехала из Грузии, и какой стала теперь, - огромная пропасть. Я никак не могла привыкнуть к тому, почему в транспорте так тихо. Я говорила громко, и меня все одергивали. Со мной нельзя было идти в театр - я громко смеялась, аплодировала. И только со временем поняла, что здесь так не принято, что это считается проявлением неприличия. Мне нужно было учиться здешней культуре, нужно было меньше проявлять эмоций, но гены все равно делали свое.

Не избалована вниманием
Честно говоря, меня удивило, что вы хотите обо мне написать. Русскоязычные актеры в Литве не избалованы вниманием. В Русском драмтеатре много актеров, которые достойны внимания прессы, телевидения. О наших актерах пресса пишет очень скупо, а ведь они работают не меньше и достойны не меньшего внимания, чем актеры других театров. Труппа у нас замечательная. Ни одно¬го нельзя назвать злюкой, хотя характеры у всех разные. Только я вот немного чужая - как инопланетянка. (Смеется.)
Но ни я, ни кто-либо из нас за внимание не деремся. Если бы мне предложили такую рекламу: вцепиться кому-нибудь в волосы или с молоденьким роман закрутить, ни за что бы не согласилась. Это самый дешевый путь. Кроме того, ведь есть еще дети, знакомые - и было бы смешно перед ними оправдываться, объяснять, что это всего лишь пиар... Такая реклама, наверное, нужна только тогда, когда ты становишься никому не интересным, когда маловато таланта.

Актерский путь только начинается
Надеюсь, что мой актерский путь в театре и кино только начинается. Надеюсь, что я нужна буду сцене, так как еще не использовала и долю своего потенциала. Надеюсь, что еще сыграю свою лучшую роль - трагедийную, драматическую, мелодраматическую, комедийную. Во мне много всего накопилось.
Быть на сцене - моя мечта с детства. К сожалению, никогда всерьез не училась петь и танцевать. Я всего лишь любитель. Все в нашей родне поют, и когда режиссер услышит мое пение, он стремится, чтобы и в спектакле моя роль была «поющей». Это меня радует. Еще хотелось бы принять участие в каком-нибудь шоу, мюзикле - это была бы новая страница в моей жизни, повествующая о других моих возможностях.

Хочет как можно больше успеть
Я ни с кем не воюю за роли - знаю свои творческие способности. Но бывает обидно, когда «моя» роль проходит мимо меня. Ведь бывает, что кожей, всем своим естеством чувствую, что это - мое.
Я заметила, что каждый новый режиссер, увидев мою внешность, дает роль с соответствующим характером. Мне всегда приходится играть сильных женщин. Но ведь каждая сильная женщина мечтает быть слабой. Я бы хотела преодолеть себя, свой темперамент, свою натуру и сыграть какой-нибудь «тихий» персонаж. Конечно, хотелось бы, чтобы режиссеры чаще приглашали - ведь карьерный век актрисы недолог, хотелось бы до этапа, когда начну играть старух, быть более востребованной. Могу, конечно, и постоять, как статист, но у меня не так уж и много времени. Хотелось бы получить большую, яркую роль, хотелось бы сыграть то, что меня волнует и в жизни. Есть у меня такая мечта - озвучивать фильмы, потому что очень люблю менять голос, многих удивляет мой бас.

В Литву - ради семьи
Меня трудно чем-то удивить. Ну разве что человеческим теплом и добротой. Все остальное в жизни я уже испытала. Никто ничего не преподнес мне на блюдечке, и ни кого ничего не ждала и ничего не просила.
Знаете, никогда не думала, что буду здесь - в Русском драмтеатре. Я была уже мамой двухлетнего ребенка, когда поняла, что должна что-то изменить в своей жизни. До этого была послушной женой, матерью семейства, сидела дома - была этакой кавказской женой.
Я родилась и выросла в Грузии. У меня там была хорошая работа, хорошая должность. Но в семье произошла трагедия, мне пришлось уехать в Москву и заботиться о племяннице. Никто меня не заставлял, я сама хотела - чувствовала свой долг перед братом и семьей. В нашей семье нет такого понятия - няня, всей семьей детей растим. Для нас семья - это все.
В Москве я познакомилась с будущим мужем и приехала в Литву. Первого ребенка родила в 24 года, второго - к своему 30-летию. Сейчас дочери 18, сыну - 14, оба выше меня. Хорошие, умные дети.

Нужно было показывать, что могу учиться
Давно вынашиваемая мечта об актерстве стала постепенно превращаться в реальность, когда попала в руки газета с объявлением, что Литовская музыкальная академия набирает курс актеров для работы в Русском драматическом театре. Я поняла, что это тот шанс, который бывает раз в жизни. И стала потихоньку готовиться к экзаменам. Мне тогда было 34 года.
Мои родители знали, что я всегда хотела стать актрисой, но были против. На Кавказе такая профессия не дает ни почета, нн денег. Там представляют, что жизнь у актера легкая: цветы, поклонники, вечный праздник... Хотя на самом деле это постоянный труд. Но я знала, куда иду.
Когда на вступительных экзаменах я ответила на вопрос, сколько мне лет, повисла пауза... Все думали, что меньше. Я благодарна всем педагогам, которые поверили в меня. За то, кем стала, я благодарна руководителю курса Дале Тамулявичюте. Если бы она не поверила в меня, уж и не знаю, кем бы я была теперь и чем занималась. Видите, до сих пор волнуюсь, когда об этом говорю. Трудно сейчас вспоминать об этом, но мне нужно было доказывать, что 34 года - это не возраст.

Главное - материнство
Академию целый год посещала как вольный слушатель. Все экзамены сдавала быстрее всех, ни одной лекции не пропустила. Было нелегко - двое детей, больной отец. Спала по два-три часа в сутки, потому что нужно было и с домашним хозяйством справляться, и на лекции бегать. Но я успевала. Я горела, жила этим, а когда я горю, то могу горы свернуть. Закончила бакалавратуру, потом магистратуру. Знакомые, которые ничего этого не знали, увидев меня на сцене, были шокированы - ведь они знали меня только как домохозяйку.
Для меня и театр, и кино - очень важная часть жизни, ведь я об этом столько мечтала ...И очень счастлива. Но главное, что у меня есть в жизни, - это дети. Поверьте, чувство материнства - ни с чем не сравнимое чувство, и ничто не способно его заменить.