Русский
драматический театр Литвы

72 сезон

Аксиома веры | рецензия на спектакль «Язычники»

Александр Воронов, журнал «Страстной бульвар, 10» (Москва)

Русский драматический театр Литвы нечасто бывает в России, но каждый его спектакль становится событием в театральном мире. На XIV Международный Волковский фестиваль в Ярославль литовский театр привез спектакль «Язычники» по современной пьесе молодого драматурга Анны Яблонской, погибшей в 2011 году в аэропорту Домодедово во время террористического акта. Режиссер-постановщик спектакля - Йонас Вайткус.

Своей работой театр предлагает размыслить на тему «что есть вера?». Безусловно прав ли тот, кто крещен в православие, принадлежит ли к другой официальной конфессии или исповедует язычество? Кому судить, что правильно и кто прав? Все в конечном итоге зависит от человека, его нравственных критериев и внутренних качеств, от его постоянного выбора. Религия - не индульгенция грехов. Кто сказал, что язычник хуже христианина? На самом деле, так думает большая часть христиан, но это совершенно неверно с точки зрения человека, который исповедует другую религию или не исповедует никакой.

На заднике весь первый акт - наплывы одинаково безликих панельных домов. Все серо и одинаково безысходно (художник - Йонас Арчикаускас). Приехавшая к сыну и его семье православная бабушка (Инга Машкарина) совсем не приносит в его квартиру умиротворения. Более того, именно тогда, когда в семье гостит бабушка, пытается покончить с собой ее внучка Кристина (Евгения Гладий).

В квартире Марины (Елена Богданович) и Олега (Валентин Круликовский) полным ходом идет ремонт. «Ремонт» и в душах героев пьесы: пройдя через страшные испытания (попытку суицида дочери из-за несчастной любви), они внутренне меняются. Аналогия вполне прозрачная - и там и тут происходят перемены. Прием в театральных кругах довольно известный, даже старый, но оттого не становящийся избитым. И в спектакле он работает. Актерская игра очень убедительна. Подробно выстроена роль у Инги Машкариной, нервно-обострена героиня Елены Богданович, интеллигентно-сдержан в своей роли Валентин Круликовский, достоверно-точна в подростковом существовании на сцене Евгения Гладий. И остальные артисты хороши. Актеры прекрасно владеют не только сценическим движением и речью, великолепно вышколены, но и безупречно подготовлены пластически. В спектакле много скрытого подтекста, над которым нужно думать.

Марина зарабатывает деньги риэлторством, квартира у нее в стиле хай-тек, все выполнено в строгой цветовой гамме. Ее парик синего цвета - не случайность, он - часть интерьера и соответствует цветовой палитре квартиры. Все успеть, быть в струе, не отстать, не проиграть конкурентам. Все вроде бы у нее получается, но за счет чего? Ее семья обезличена, про нее нечего сказать, она лишена индивидуальности, как бесконечные квартиры в панельных домах. Олег - мягкий, интеллигентный человек, до тех пор, пока его не довели до края, но и он срывается, и у него нет сил молчать, когда в семье происходит трагедия. Их семья по большому счету разрозненна, общих интересов почти нет, каждый живет сам по себе. Объединяет их горе. Слава Богу, все обошлось. Дочь будет жить. Но дальше жить так, как они жили раньше, семья уже не сможет.

Что же будет дальше? На самом деле этого никто не знает. Человечество вообще и отдельный человек в частности на протяжении тысячелетий по большому счету не меняется. И, быть может, современная тяга к язычеству объясняется в том числе еще и тем, что христианство с его человеколюбием, милосердием, состраданием не нужно подавляющему большинству? Речь не об атрибутике христианства, а о сути. В нынешнем обществе сложилась аксиома веры, а, если точнее, аксиома верующих традиционных конфессий, как надо жить, что правильно и что - нет и так далее. И снова тот же вопрос - а кто это будет решать, кому дано такое право, да и возьмет на себя такую ответственность - кто?

Символичен финал спектакля. Языческая маска, будучи разъединенной, расколотой на две части, почти соединяется. Все забыто, стерто из памяти или трещина все-таки осталась?

Русский драматический театр Литвы поднял вопросы, на которые нет и не может быть однозначных ответов. Наверное, театр Йонаса Вайткуса не решит вопросов, которые принадлежат к категории «вечных», но заставит работать душу зрителей. Театр и не должен учить, он должен теребить, царапать до крови, мучиться сам и не давать спокойно жить людям. Это, на мой взгляд, первое и самое важное его предназначение.

 

Опубликовано в журнале «Страстной бульвар, 10» (№5-165/2014, Москва)

Источник: http://www.strast10.ru/node/3023

Фото Дмитрия Матвеева