Русский
драматический театр Литвы

72 сезон

А. Метальникова: «Иметь право рассказать о любви»

Из уникальной серии премьер первой половины 72-го сезона РДТЛ особо выделяется ближайшая, которая состоится в четверг, 16 ноября 2017 г. в 18.30, в обновленной, но уже активно функционирующей и облюбленной публикой «Среде A-Z». Это – моноспектакль ведущей актрисы РДТЛ Александры Метальниковой под названием «Одинокий человеческий голос».

Спектакль создан по книге лауреата Нобелевской премии Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва», изданной 20 лет назад. Название спектакля – это заглавие одной из частей книги, текст которой звучит в спектакле. В качестве режиссёра здесь впервые выступает коллега актрисы, тоже ведущий актёр РДТЛ Владимир Дорондов. Художница спектакля – Анна Бердникова из Санкт-Петербурга.

Со дня величайшей технологической катастрофы человечества, взрыва Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года прошло уже больше тридцати лет. Выросло новое поколение, многие из которых не знают подробностей той катастрофы, а некоторые – не в курсе, что она вообще была. Фактические детали того события подробно изложены в начале книги С.Алексиевич. Но не они являются сутью спектакля А.Метальниковой. «Мы сделали спектакль не о Чернобыле, – говорит актриса. – Мы хотели сделать спектакль о любви. О любви на фоне обстоятельств аварии». 

– Идея осуществить на сцене этот текст Светланы Алексиевич возникла довольно давно, лет так семь назад, когда снималась в фильме «Прощание» («Atsisveikinimas»). – Рассказывает А.Метальникова. – Режиссёр фильма Томас Донела и посоветовал мне заинтересоваться этим материалом.

Появилось желание поставить это на сцене, но сначала ничего не получалось. Тогда я ещё не была готова к этому материалу. Ни физически, ни эмоционально материал ещё не был готов. Отложила на время – пока созрею, но он всё время был где-то рядом. Его нельзя понять просто так, без жизненного багажа, без какого-то внутреннего права на то, чтобы его сделать. Это мой первый моноспектакль. На это надо было решиться, потому что это очень непросто – держать публику в центре внимания в течение часа на таком непростом материале. Во-вторых, это такая своеобразная история, которую актёру решиться пропустить через себя очень трудно. Думала, зачем мне всё это надо, зачем мне все эти мучения. Но, видимо, подошло время сделать этот шаг и попробовать себя в этом даже не жанре, а в таком положении. Когда на сцене вообще ничего нет, актёру не за что спрятаться – ни за партнёра, ни за декорацию, ни за костюмы, ни за реквизит – ни за что. Просто – голая история и одна женщина.

Мы не отбирали текст, мы просто взяли весь монолог из книги и поставили его, как он написан. Так он и будет – монолог Людмилы Игнатенко. Женщины, которая рассказывает историю своей жизни. Историю их семьи. В спектакле участвую я и Володя Дорондов как режиссёр.

– Так каково режиссёрское решение спектакля  (вопрос к В. Дорондову)?

–  Так как это просто рассказ, полу-читка, полу-существование, то какого-то особого решения вроде бы и нет… И реквизита не будет. Будет костюм, сценография… Все сцены рассказа, переходы надо играть очень точно, они все мотивированны изнутри. Мизансцены есть, но они тоже очень минимальные, субтильные. Много времени уходит на то, чтобы их оттачивать. Действо будет происходить на малой сцене, совсем близко к зрителю. Достаточно будет поворота головы, чтобы было ясно, что ты уже переходишь в другую сцену.

Иллюстраций, проекций Чернобыля не будет. Есть только слова одинокой женщины. Рассказ о том, как они встречаются со своим погибшим мужем и умершей дочкой. Есть такие её слова, что они встречаются. Его давно уже нет, но они всё встречаются. У неё при рождении умерла дочка, которая в её утробе всё её заражение взяла на себя. Вот в её рассказе он приходит с этой дочкой, и они все встречаются. Ей неизвестно, это плохо или хорошо, но у неё это вот так. Она всё время с ним, и она этим живёт.

–  Мы хотим сделать спектакль о любви, – говорит А.Метальникова. – На сегодняшний день очень мало людей, которые умеют так самоотверженно любить. В наше время что-то происходит, что-то не ладится в семье, и тогда мы бросаем человека и берем нового. И так снова и снова. А эта история о такой любви, которой сейчас почти не бывает. Настолько отдавать свою жизнь любимому человеку. Этого мужа уже нет, а она по-прежнему живёт вместе с ним и не ищет другого…

Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, мне было шесть лет. Я родилась в Санкт Петербурге, родители работали на АЭС в Сосновом Бору и переехали жить и работать на Игналинскую АЭС. Я росла в Висагинасе. Много друзей моих родителей пострадали в Чернобыле, были люди, которые из Припяти приехали работать в Висагинас, я знала женщину, которая всё это пережила непосредственно. Отец умер молодым, в 40 лет в 1999 году, мама тяжело больна. Оба работали на АЭС.

– Я родился в Вильнюсе, мне тогда было четыре года, и что-то я помню, – говорит Владимир. – Например, я слышал, что люди в вильнюсском районе, поближе к Белоруссии, которые в те дни работали в полях, когда шло это облако, потом очень у многих был то рак мозга, то лёгких, то кожи и т.д.

– Как Вы, Александра, оцениваете, что закрыли Игналинскую АЭС? С одной стороны это трагедия для Ваших родителей, это было дело их жизни, а с другой..? Я понимаю, что ваш спектакль не о том, но всё-таки – каково ваше отношение к атомной энергетике вообще?

– Получается палка о двух концах, – рассуждает актриса. – Атомную станцию закрыли, но на территории рядом со станцией – могильник радиоактивных отходов. А они будут разлагаться много тысяч лет. Там ведь отходы со всей Европы. И не понятно, что было бы хуже – или иметь станцию, которая бы постоянно проверялась и не несла угрозы, или то, что есть сейчас. А ведь её очень часто проверяли – специалисты из Швеции и т.д. Я жила в этом городе, и у нас постоянно показывали новости, всё были проверки и проверки. Станция не несла никакой опасности. Она была в очень хорошем состоянии. Тут не знаешь, что лучше.

С другой стороны – вот строят АЭС в Белоруссии, совсем близко от нас, 50 км от Вильнюса. А наша Игналинская АЭС была в 170 км. Эту АЭС в Островце строят в быстрых временных рамках, и неизвестно, сколько там допущено ошибок и т. д., и какая нам всем тут может быть от того угроза…

– Это надо делать очень осторожно, – говорит Владимир. –  Думаю, что АЭС всё равно будут строиться. Вон во Франции семьдесят процентов энергетики является атомной. Но какое внимание нужно этому уделять, какое значение придаётся всему, что с этим связано – это очень важно. Чтобы не уничтожать нашу планету, нашу природу, всю нашу окружающую среду. Беречь здоровье не только людей, но и животных. Какой безопасной атомная станция ни была бы, всё равно она оставляет определённые отпечатки на всё вокруг, меняет всю экосистему местности…

В довершении ко всему, сказанному актёрами выше, остаётся лишь открыть секрет, что в финале спектакля звучит русская народная песня «Разлилась речка быстрая» в исполнении Александры Метальниковой. Ничто так глубоко и всеобъемлюще не передаёт душу народа и пережитые им потрясения, как народная песня, рассказывающая о красоте родного края.

Особенно, если это финал такого волнующего повествования о вечной любви, которое излагают зрителям замечательные артисты нашего театра.

Информация РДТЛ.

Фото © Дмитрий Матвеев

 

Запись радиопередачи ЛРТ на русском языке, интервью А. Метальниковой о премьере (с 18 мин.25 сек.)

http://www.lrt.lt/mediateka/irasas/1013679128/laida_rusu_kalba_2017-11-15_16_30